Травля в школе: как пережить и стать сильнее

Травля в школе: как пережить и стать сильнее

Жертва травли
Алана сидела на кушетке в комнате медсестры и размазывала слезы, градом катившиеся по щекам. Ссадин и наливающихся синяков на руках и ногах она не чувствовала, как и краснеющих рельефных отметин на бедрах и животе. Она переживала только за своего друга, которого столкнули с инвалидной коляски.

Двумя годами ранее мать Аланы ушла от ее отца Джона и возвращаться к нему не намеревалась. Хотя до ухода матери Алана считалась одной из лучших учениц в классе, после случившегося она по понятным причинам стала учиться хуже. Алана и Джон, вынужденные приспосабливаться к неожиданным и радикальным переменам, пережили ситуационную депрессию.

Когда Джон понял, что его единственный ребенок горюет по матери, он подумал, что было бы полезно уехать из привычного окружения, — это сблизит их с дочерью и поможет обоим набраться необходимых новых впечатлений. Джон договорился с учителем Аланы и школьной администрацией и на весь оставшийся учебный год взял девочку с собой в путешествие по стране. Однако из-за собственной депрессии у него не было сил заниматься с Аланой или контролировать, чтобы она выполняла задания самостоятельно. Когда они вернулись домой, Алана отстала слишком сильно, а потому попала во второй, а не в третий класс.

У Аланы не было никаких интеллектуальных отклонений. Как Джон и надеялся, за долгие месяцы путешествия их отношения с дочкой значительно укрепились. Они посетили различные национальные парки и музеи, познакомились и подружились с представителями разных культур — и хотя школьными заданиями Джон не занимался, он привил дочери важные моральные нормы: сострадание к другим и честность.

Новые одноклассники приняли девочку и даже равнялись на нее. Но вот ученикам третьего, четвертого и пятого классов она теперь казалась чужой и странной.

Агрессоры из четвертого класса
В тот день на перемене Алана заметила, как три четвероклассника не дают пройти одному ее давнему другу, который теперь учился в третьем классе. Несколько лет назад мальчик попал в аварию, ему парализовало ноги, и теперь он передвигался на инвалидной коляске.

Подходя к хулиганам, Алана поискала взглядом взрослых, но на площадке никого из старших не было. Она услышала, как грубо четвероклассники говорят с ее другом, и потребовала, чтобы они оставили его в покое. Это только распалило хулиганов, и они сильно толкнули инвалидное кресло — так, что мальчик упал на землю.

Алана подошла к мальчику, помогла ему сесть обратно в кресло и покатила друга в класс. Хулиганы начали выкрикивать оскорбления в ее адрес, дергать ее за волосы и одежду. Алана сказала другу, чтобы тот как можно быстрее ехал в класс. Она пыталась убежать от хулиганов, но один из них поставил ей подножку, и девочка упала. Она звала на помощь, но никто не откликнулся.

Когда Алана попыталась встать, мальчики толкнули ее на живот и стали пинать ее по ногам. Алана перевернулась на бок и получила еще несколько сильных ударов. Алана снова попыталась встать, но один из хулиганов занес ногу повыше и ударил ее в живот; несколько секунд девочка не могла даже дышать. Когда Алана поняла, что никто из присутствующих на площадке детей ей не поможет, а взрослых поблизости нет, она собрала волю в кулак, откатилась в сторону, вскочила на ноги и побежала к конструкции для лазания, до которой было ближе, чем до классов.

Хулиганы последовали за ней. Когда девочка забралась на самый верх, на площадку вышел учитель и велел ей слезать. Хулиганам он посоветовал перестать ее «дразнить» и идти своей дорогой. Они разбежались в разные стороны. Алана спустилась и попыталась рассказать учителю, как четвероклассники издевались над ее другом. Однако учитель не дослушал и сказал девочке идти в медпункт, чтобы обработать повреждения.

Последствия буллинга в школе
Никто из сотрудников школы не позвонил отцу Аланы. Медсестра промыла ей раны и отправила девочку к директору. Алана назвала имена хулиганов и рассказала обо всем, что видела. До конца дня она просидела в приемной директора. Затем директор проводил ее в класс, чтобы девочка забрала свой портфель; в это время приехал Джон.

Он очень удивился, увидев дочь в компании директора, и был окончательно пора-жен, когда понял, в каком она состоянии: в царапинах, синяках и грязи. Увидев отца, Алана расплакалась и эмоционально рассказала о случившимся. Директор постарался сгладить впечатление и уверил Джона, что хулиганов должным образом накажут. Однако Джон был взбешен и не мог понять, почему ему не позвонили сразу.

Он тут же отвез Алану к педиатру, который настоятельно посоветовал сфотографировать побои. Врач поддержал Джона в намерении оформить обращение в полицию (что тот и сделал) и порекомендовал следить за поведением девочки, потому что после произошедшего у нее, скорее всего, будет психологическая травма.

Всю оставшуюся неделю Алана болела и была слишком подавлена, чтобы идти в школу. Девочке снились кошмары, в которых ее преследовали и избивали. Директор позвонил Джону и сказал, что встретился с хулиганами и их родителями — которые не верили, что их дети способны на такой поступок. Директор уверил Джона, что это хорошие мальчики из приличных семей и они заслуживают второго шанса. Он также сообщил, что их отстранили от учебы на ближайшие две недели.

В следующий понедельник Алана вернулась в школу. Одноклассники были очень ей рады. Друг-третьеклассник в инвалидной коляске принес коробку конфет и поблагодарил за то, что помогла ему. Алана с удовольствием ходила в школу целую неделю. Но в следующий понедельник на занятия вернулись хулиганы.

Во время перемены они кидались в девочку баскетбольным мячом с близкого расстояния и угрожали, что их отцы побьют ее папу, если она будет еще на них жаловаться. Алана была в ужасе. Когда Джон забирал ее из школы в тот день, он тут же заметил красные пятна у нее на руках и ногах. Сначала Алана не хотела ничего рассказывать, но потом призналась, что ее снова преследовали те же самые мальчики. Джон отвел ее к педиатру, который снова зарегистрировал травмы.

Девочка погрузилась в глубокую депрессию. Она больше не хотела возвращаться в школу, да и отца мысль об этом не радовала, так что он перевел Алану на домашнее обучение и нанял репетиторов. Девочка не могла уснуть от страха, что отцы хулиганов ворвутся в дом и убьют Джона. Когда ей все же удавалось уснуть, она металась в кровати, мучимая кошмарными образами. У нее начался ночной энурез. Она не хотела выходить из дома: боялась встретиться с одним из хулиганов. Джон последовал совету педиатра и привел ее к психотерапевту.

Помощь психолога после травли
Больше всего Джону хотелось, чтобы его дочь развила навыки, помогающие постоять за себя, и преодолела свои страхи. Он с готовностью участвовал в терапевтическом процессе, стараясь бороться с собственными депрессией и тревогой.

На первой неделе мы использовали арт-терапевтические методы: они хорошо подходят для работы со стеснительными детьми, у которых слабо развиты вербальные навыки, или если ребенок не хочет обсуждать проблемы (например, из страха возмездия).

Арт-терапия помогла лучше понять эмоциональное состояние Аланы. Для начала ее попросили нарисовать на бумаге три любые картинки цветными карандашами и ручками. Простые рисунки: цветы, животные, пейзажи. Затем терапевт обсудил эти образы с Аланой — девочка с радостью включилась во взаимодействие. После этого ее попросили нарисовать то, что больше всего ее волнует. Алана нарисовала девочку, лежащую на земле: ее грозно обступили три мальчика. Когда терапевт спросил, хочет ли Алана обсудить картинку, девочка сказала, что не хочет, потому что ей из-за этого грустно.

Тогда ее попросили нарисовать три картинки, на которых будет то, что приносит ей счастье. Девочка изобразила себя с отцом в самолете, поезде и в автомобиле, в воде на пляже; а также себя, играющей с котенком. Эти картинки Алана обсуждала очень подробно. Вторая арт-терапевтическая сессия прошла в аналогичном формате. Было понятно: обсуждать травлю Алана не хочет, но с удовольствием рассказывает о приятных переживаниях. Иными словами, девочка оказалась идеальным кандидатом для работы над временной перспективой — замены «кадров» негативного опыта позитивными.

Прошлое. В первую очередь нужно было сосредоточиться на том, чтобы заместить негативные образы прошлого, настоящего и будущего (например, мысли о том, что ее снова будут запугивать или что отец окажется в опасности) позитивными. Алане предложили каждый раз, когда она будет вспоминать, как над ней издевались, тут же занимать память положительными образами, которые она изобразила на счастливых рисунках. Этому нужно было научиться, и Джону советовали помогать Алане вспоминать хорошее, когда он замечал, что девочка напрягается или погружается в страх.

Настоящее. В настоящем Алану парализует страх выхода из дома. В такие моменты Джону советовали помогать дочери сосредотачиваться на небольших вознаграждениях: обещании почитать любимую книгу перед сном, особенной еды на ужин, вечернего просмотра фильма. Время получения вознаграждения обычно предполагалось в конце дня — чтобы Алана привыкала к отсроченной радости. Важно было укрепить девочку в мысли, что неприятные или пугающие ощущения в настоящем обязательно закончатся и хорошее уже ждет впереди.

Будущее. Алана, как и многие дети ее возраста, могла заглядывать только в недалекое будущее, в завтра. Когда девочку поглотила тревога и она приобрела фаталистическое представление о том, что ее ждет, ее переполнило ощущение бессилия и неспособности контролировать собственную жизнь. Справиться с ним можно было, осторожно помогая Алане почувствовать свою силу. Вместе с отцом они строили планы на будущее: девочка принимала решения в ходе планирования дня и необходимых покупок, помогала готовить и выбирала, в какую поездку им вместе отправиться на выходных. Девочке помогли сформировать положительные ожидания и оценить свой вклад в общее благополучие семьи, благодаря чему к ней вернулось ощущение контроля и самоценности.

Социализация. До происшествия с четвероклассниками Алана вела активную социальную и внешкольную жизнь. Она играла в футбол, ходила на дзюдо и занималась плаванием. Каждую неделю она встречалась с друзьями: они гуляли, ходили в кино и торговый центр. Но после второго нападения девочка замкнулась и изолировалась.

Джону посоветовали поспособствовать возобновлению встреч Аланы с друзьями. Сначала Джон присутствовал на них: друзей приглашали домой, в парк или торговый центр. Когда опасения, что произойдет что-нибудь плохое, уступили место положительному социальному опыту, Алана начала ходить в гости к друзьям, а в конце концов — и на прогулки уже без отца.

Как поднять самооценку ребенка, пережившего травлю
Пока Алана проходила терапию, родители ее друга-инвалида связались с мэрией и начальником местного полицейского участка: они рассказали, как девочка заступилась за их сына, не побоявшись хулиганов. Они также сообщили, как эта ситуация и последующее нападение травмировали Алану. Начальник полиции организовал встречу с хулиганами и их родителями. Их предупредили о том, какие серьезные последствия будут, если подобное повторится; хулиганы должны были прекратить буллинг раз и навсегда. В противном случае ответственность за их действия понесли бы родители.

После четырех месяцев терапии Алана смогла вернуться в школу. Ее одноклассники были счастливы. Мэр организовал торжественную церемонию, на которой похвалил ее героизм и способность заступиться за тех, кто в беде. К своему удивлению, девочка получила личное письмо от первой леди Мишель Обамы: та хвалила Алану за готовность выручить друга и смелость выступить против хулиганов.

История Аланы — отличный пример того, как со временем негативный прошлый опыт может превратиться в позитивный.

Метки записи:  , , ,
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>