Почему не надо учить ребенка делиться игрушками

Почему не надо учить ребенка делиться игрушками

Снежный ком негодования переходил в лавину злости и разочарования многих моих подписчиков. «Люба, что за бред вы несёте. Так мы вырастим совершенно безучастное и жестокое общество». Шаблон не хотел вот так просто разрываться. Сопротивление было очень мощным. На меня сыпались разочарования и обвинения.

Но… до поры до времени. Нужное зерно уже было посеяно в мозгу. Пусть даже изначально в формате несогласия. Особый кайф был читать сообщения от этих людей спустя какое-то время. Когда зерно уже проросло (а рано или поздно оно неизбежно прорастает).

«Люба! Как вы были правы! Каюсь. Спасибо! Вы подарили мне новые отношения с детьми. Да и с собой тоже».

Итак, что же это за страшное убеждение?

Я совершенно уверена, что делиться не нужно
В любой компании, и уж точно на каждой детской площадке, все взрослые щеголяют одной и той же фразой: «Нужно делиться». Мы выросли с этим шаблоном и употребляем его настолько молниеносно, что даже не успеваем задуматься. А кому нужно? Почему нужно? Для чего?

Нужно нашей низкой самооценке? Потому что смотри: я всё отдам, я — хорошая (для других). Я добрая. Отдам. Всё отдам, потому что не жадина. Потому что не люблю себя и мне вообще ничего не принадлежит.

Отдам всё, лишь бы общество вдруг про меня чего такого не подумало. Даже если я и не хочу отдавать, даже если я и правда такая, как оно подумает, — я всё равно отдам. Пусть подумает так, как принято думать о нормальных людях.

Вы уловили суть этого абсурда?

Как часто на детской площадке молниеносно взрослыми решается вопрос — забрать силой у своего ребенка его игрушку, лишь бы какой-нибудь посторонний папа Васи не сказал, что ваш ребёнок, например, жадина. В переводе — что вы воспитали жадину. В ещё более детальном переводе, что вы — хреновая мать.

Нет! Подождите, не думайте так. Я крутая мать. Сейчас я применю силу и всё отберу. «Держи, очень важный для меня посторонний Вася. Играй. А ты не реви, как жадина, мой неважный родной ребёнок».

Фу… Премия «родитель года» — ваша. Ура! Или не ура?

Ты не должна ни с кем делиться, если ты этого не хочешь
Так я всегда говорила, говорю и буду говорить своим детям.

Хотеть делиться — это круто. Делиться от ощущения безысходности — полный провал. Вы ведь видите разницу?

Я обожаю наблюдать за этими процессами выбора в голове у своих детей. Быть доброй и участливой не по инструкции, а из личного желания. Делиться и получать от этого удовольствие, а не чувствовать себя ущербным и униженным.

Ребёнок, который растет не под лозунгом «нужно делиться», ощущает гораздо больше, чем просто спокойствие за сохранность своей игрушки. Он ощущает уважение к себе. Свободу своего выбора. Вообще возможность выбора в целом. Ощущение защищенности от внешних спонтанных событий и факторов, от чужих желаний.

Я не должен любому человеку по его первому запросу и прихоти отдавать дорогую для себя вещь. И пусть этой вещью будет сломанная машинка, ободранная кукла или мягкая игрушка, которой сто тысяч лет. Кто вообще определяет эту ценность, кроме него самого?

В мире ценностей маленького ребёнка нет айфонов и золотых часов. Его мир привязанностей состоит из лопаток и резиновых уточек. Зачем же тогда вы орёте, что «это всего лишь старая вонючая машинка, не будь жадиной и дай ты эту ерунду поиграть Васе». Не обесценивайте его эмоции и дорогие ему предметы.

«Отдай, какая тебе разница». Пусть он сам решит, есть ему разница или нет. А если она есть — дайте ему право на это мнение. Почему кто-то «должен делиться», если он не хочет.

Как убивается умение слушать себя
Но давайте, может быть, поработаем не на благо чужих людей, а для своего близкого человека. Понравьтесь ему. А лучше даже — понравьтесь себе. В роли мамы, которая уважает интересы своего ребёнка. Ведь он на вас смотрит. Он в вас верит. Он максимально зависим от вас и от ваших решений. Вы для него целая вселенная. И когда твоя вселенная унижает тебя и обесценивает на корню ради посторонних эмоций — это очень грустно. Невыносимо.

В каждой ситуации первое, что делает ребёнок, — ищет глазами маму. Ждёт её реакцию, поддержку. А поддержка так грубо и неожиданно уходит на другое поле.

И всё это даже глубже, чем история про «делиться». Она очень близка к тем самым ощущениям, связанным с любовью к себе. Эти странные шаблоны проросли в нас и напрочь отрубили дороги к своему «я».

Имею ли я право решать сам или нет? Могу ли я послушать себя в ситуации, когда забирают мою любимую вещь? Имею ли какое-то значение? Кому принадлежит право выбора? Почему не мне? Насколько тогда вообще ценно моё мнение?

Способность слышать себя, то самое «а как мне», которого безуспешно добиваются от нас, взрослых, психологи — рождается или убивается в том числе в этих детских ситуациях. Когда ты ничего не решаешь, когда «тебя не спрашивали».

Что говорить на детской площадке
Громче всех на площадке слышно именно родителей: «Ты чё, жадина?» — кричим мы, как бы выгораживая себя перед окружающими (мол, я-то не такой).

Но подумайте, даже если все вокруг решат, что ваш ребёнок «жадина», разве планета от этого остановится? Ваш ребёнок лично для вас станет хуже?

Сомневаюсь. Если кто-то на площадке хочет отобрать игрушку у моего ребёнка — я наблюдаю. Если вижу, что присоединяются взрослые и начинают давить этими любимыми идиотские фразами — подхожу и спокойно, но чётко говорю свою позицию: «Не хочешь — не делись. Ты никому ничего не должна. Никого не слушай и решай сама».

Ни с кем не споря и никому ничего не объясняя, я обращаюсь только к своему ребёнку. Просто подтверждаю, что я её поддерживаю. Показывая свою позицию кричащей на неё бабушке через свою поддержку, а не через спор с этой самой бабушкой. На её установки мне абсолютно всё равно.

Вы должны быть поддержкой своему ребёнку. Только вы и только сейчас растите в нём личность. Сильную, уверенную в себе личность. Или забитую жертву, обязанную всем и всюду.

Это невозможно крутое ощущение, которое я несу с собой уже 32 года моей жизни. За моей спиной стена из моих взрослых. Родителей, которые в меня верят и в первую очередь поддержат именно меня, а не дешёвый авторитет общественности. Я всегда знала, что, если меня обвинят в самых страшных пусть даже на 100 % очевидных грехах, мама никогда не поверит вслепую, а всегда сначала выслушает меня. Это очень крутая опора — понимание, что твоё мнение и видение ситуации важно для твоего взрослого.

Как донести до ребёнка, что в любых ситуациях и на всю жизнь ты — его опора?

Просто стать ею. Всегда. Везде. И при любых обстоятельствах.

Если будешь себя плохо вести…
«Я сейчас заберу тебя у мамы, если будешь себя плохо вести», — комментарии незнакомцев, от которых даже некоторые мамы впадают в ступор.

«Люб, а что отвечать в такие моменты?» Как что? В идеале не нужно отвечать незнакомцу вообще. Он тут как бы ни при чём, даже если он решил иначе. Объясняться с ним вы не должны.

Но вы должны чётко сказать своему ребёнку (так чётко, чтобы посторонние педагоги-помощники тоже слышали), что даже если он себя будет суперотвратительно вести — никакой левый дядька ни за что на свете его у вас не заберёт. Это просто факт. А если только кто-то пошевелит пальцем — сразу же уедет в полицию.

Я знала, что меня никогда и ни за что на свете не заберут даже внезапно высадившиеся на землю инопланетяне. И боялась бы в этой ситуации я разве что за них.

Ощущение тыла. Уверенность в том, что тебя любят не только в определённых ситуациях. Что тебя примут, даже если ты ошиблась. Это то, что на 100% помогало мне по жизни. Где бы я ни находилась. Прекрасное ощущение.

Как все-таки научить ребенка делиться?
Знаете, в чём парадокс? Ксения — мой первый ребёнок, который рос в этой теории «не должна делиться, если не хочешь» — просто обожает отдавать. Дарить. Отламывать шоколадки. Снимать с себя кофту, если кто-то замёрз. Меняться игрушками, если кто-то рядом грустит или просит.

Потому что она получает от этого истинное удовольствие. Она делает свой выбор, а не действует из-под палки. Фраза «нужно делиться» порождает только комплексы, а не искреннюю доброту и щедрость.

У моего ребёнка нет никакого внутреннего протеста, ей не хочется защищаться и защищать своё имущество/игрушки/еду. Она совершенное спокойна. Она уверена, что за неё никто не решит силой или обесценивающей фразой.

И как же приятно наблюдать за этими откровенными благими поступками своего маленького человека. Поступками от души, а не «по инструкции».

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>