Если ты особенный ребенок и над тобой смеются

Если ты особенный ребенок и над тобой смеются

Если всем очень заметно, что ты особенный, и они смеются над тобой
Наверное, это обидно. Скорее всего, многие взрослые уже тысячи раз говорили тебе на твои переживания: «Не обращай на них внимания». И все эти тысячи раз ты понимал, что это невозможно — не обращать внимания. Ты обращаешь, и еще как. Обзывания, грубость, высмеивание — это унизительно и не может не задевать. Сделать вид, что тебе все равно, конечно, можно. Но почему-то это чаще всего не работает, и обидчики не перестают обижать тебя.

Знаешь почему? Потому что дети всегда чувствуют, когда кто-то «делает вид». Им хочется разрушить картинку твоей неуязвимости, которую ты создаешь для них. Дети хотят иметь дело с настоящим, правдивым, тем, что есть на самом деле.

Поэтому не стоит напускать на себя неуязвимый вид — они все равно будут досаждать тебе, провоцировать, пока ты не взорвешься. Вот твой взрыв — это будет искренне, и именно этого они добиваются. Лучше уж не скрывать своей уязвимости ни от них, ни от себя самого. Ведь уязвимый — не значит страдающий, слабый, жертвенный. Уязвимый — это живой, нуждающийся в хорошем отношении, в друзьях, в поддержке.

Но особенным детям обычно очень хочется скрыть свою уязвимость, как, впрочем, и многим другим людям. К сожалению, они учатся этому у своих родителей, которым трудно принять тот факт, что их дети — особенные. Некоторые взрослые делают все, чтобы убедить самих себя, своего ребенка и всех вокруг, что он — такой же, как все. Надо ли говорить, что это провальная стратегия.

Таких родителей можно понять — они еще не справились со своими чувствами: стыдом (что их ребенок отличается от других и как будто хуже), виной (они, возможно, сделали что-то не так), тревогой (что же будет с таким ребенком в будущем), страхом (что-то упустить, не сделать, потерять своих детей).

Им кажется: если ребенка как-то подлечить и подправить (подлечить часто и правда необходимо), то всем от этого станет проще жить. На мой взгляд, подправлять ребенка было бы странно, как будто особенный — это какой-то неправильный. Особенный — это правильный, просто правильный на свой манер, со своими своеобразными чертами, которые некоторым взрослым хочется непременно убрать. Как будто, если это получится, то не будет ни проблем, ни сложных родительских чувств.

Но сложность и одновременно радость в том, что наши особенности обычно не получается истребить, а вот изучить, знать их, для того чтобы приспособиться к жизни, — стоит; они — важная часть каждого человека. Собственно, они и делают его уникальным.

Как принять и назвать свою особенность
К сожалению, некоторым взрослым кажется, что убрать особенности проще, чем приспособить ребенка, ими обладающего, к жизни. Но на практике все не так просто.

Представь, к примеру, что ты — очень полный ребенок, и на то есть серьезные причины. Всем это видно, невозможно этого не замечать. Но если ты пытаешься делать вид, что ты никакой не толстый, а такой же, как все, просто немножко поправился и вот-вот похудеешь, то только немой или очень воспитанный не прокомментирует твою фигуру. Если ты пытаешься это скрыть от других и от себя самого, то насмешки всегда будут неожиданными и обидными. Но если ты знаешь и принимаешь свою полноту, то на чужую реплику: «Смотрите, какой толстяк!», ответишь: «Я в курсе, каждый день вижу себя в зеркале», — и обидчику будет нечем крыть.

Трудно задеть человека тем, что он принимает без стыда. Ты толстый, кто-то рыжий, один — непоседа и все время вскакивает, другой — тихий, скромный, всего боится, по большей части молчит. Твоя задача — научиться с этим жить. Если тебе важно и ты можешь — худей, перекрашивай волосы, иди навстречу своему страху. Но иногда это невозможно — ты слеп от рождения или у тебя врожденная особенность, которую не исправить. Остается только это принять и учиться жить с тем, что у тебя есть. Знать свои ограничения и понимать свои возможности важно не только людям с особенностями.

Если ты понаблюдаешь за детьми вокруг, то поймешь: все по-своему особенные. Ради интереса можешь даже поиграть с кем-нибудь в игру: находить уникальность в характере других людей, чтобы убедиться, что это так и есть. Можно сравнить, кто какие особенности выделил в отношении одних и тех же людей.

Или, к примеру, ты очень тихий ребенок и всего боишься. Конечно, все вокруг убеждают тебя не бояться, говорить громко, участвовать в детских шумных компаниях, а то и пытаются заставить выступать на сцене. Только представь, как трудно спрятать свой страх и казаться шумным и веселым, как все вокруг. Но если научиться говорить: «Я — тихий. Мне нужно время, чтобы освоиться. Я освоюсь и мне будет проще» или «Я вообще не из тех, кто выступает на сцене. Может быть, я смогу когда-нибудь это сделать, но точно не сейчас». Если ты позволишь себе веселиться в той мере, в какой тебе весело, или проявлять активность, только когда ты к ней готов, то вообще все будет отлично.

Когда знаешь, умеешь назвать и принять свою особенность, жить гораздо проще. Важно, чтобы твои родители тебе в этом помогли. Самому иногда трудно даже сформулировать, в чем состоит твоя особенность, а со стороны бывает виднее.

К тому же обычно без поддержки взрослых трудно обозначить и озвучить другим людям то, что следует из этой твоей особенности. Например, «у меня проблемы с желудком — и поэтому я не могу есть еду в столовой, только ту, что приношу с собой». Или: «я все принимаю близко к сердцу, поэтому, чуть что, плачу или пугаюсь; мне нужно больше времени, чтобы привыкнуть и успокоиться». Или: «у меня последствия болезни, и я не могу говорить четко, двигаться плавно, бегать быстро, но я все понимаю, хорошо запоминаю и способен отлично учиться и много знать».

Переделывать себя или развиваться?
Некоторым взрослым кажется, что признать и принять особенности в себе или своем ребенке означает «поставить крест», согласиться с ограничениями. Но признать свои ограничения, — не означает перестать учиться новому, развиваться, меняться. Многим кажется: если принять свой страх, полноту, неспособность к языками или математике, свои искореженные болезнью ноги или невнятную речь, то все останется как есть. Будто ты можешь измениться только из стыда или страха быть не как все, а не потому что хочешь еще что-то уметь, еще чему-то научиться.

Наоборот. Если ты знаешь, кто ты, тебе легче осваивать новое. Можно всю жизнь вкладываться в ширму, в прикрытие, в притворство, стараясь казаться лучше, чем ты есть. Ширма, конечно, будет защищать тебя. Но там, за ширмой, всегда есть ты, тот, кто боится оказаться без нее. Столько сил уйдет на то, чтобы не остаться без этого укрытия!

Возможно, чего-то не умеешь, чего-то никогда не сможешь — но у тебя и у каждого человека что-то получается хорошо, а что-то даже отлично. Наверняка кое-что ты делаешь так, как никто не умеет. Ширма тебе не нужна, не стоит вкладываться в нее и бояться ее потерять. Все свои силы ты можешь посвящать жизни, ведь в ней так много интересного для тех, кому не нужно прятаться и стыдиться, кому увлекательно узнавать.

Но что же делать, если все-таки обзываются?
Во-первых, понять, что детям, которые делают это, скорее всего, сложно живется. Возможно, их ругают или унижают дома. Ведь если с человеком хорошо обращаются и его любят, ему не приходит в голову унижать и дразнить кого-то. Поэтому, когда другие дети так себя ведут, это больше говорит о них, чем о тебе. Возможно, их нужно пожалеть, поддержать, помочь. Но, конечно, тебе это делать не обязательно, если ты этого не можешь, не хочешь или не знаешь как. Обычно помочь им — задача взрослых.

Во-вторых, дети, которые обзываются, чаще всего не догадываются о своих собственных особенностях или не могут их принять. Они боятся, что их самих будут дразнить, вот и стараются перехватить инициативу.

Но самое важное — если ты понимаешь, кто ты, и не стыдишься себя, то ранить тебя трудно. Ты прекрасно знаешь обо всех свои проблемах, а грубость или хамская обертка, в которую некоторые дети (а иногда и взрослые, увы) облекают твои ограничения, больше говорит об уровне их воспитания. В крайнем случае, можно так и сказать: «Это грубо» или «Это звучит по-хамски». Просто чтобы знали.

Если тебе все же хочется быть таким, как все
Это совершенно нормальное желание. Быть как все — значит не выделяться из толпы. Быть среди других и не ловить удивленных, жалеющих или возмущенных взглядов. Особые люди, и дети в том числе, иногда устают от усиленного внимания к их персоне. Если ты тоже от этого устаешь, то наверняка можно найти сообщество людей или детей с похожими проблемами. Среди них ты будешь как все.

Иногда можно просто побыть в одиночестве, отдохнуть от стараний, которые все равно приходится прикладывать, когда оказываешься в обществе других людей. Уединение не так страшит, если оно добровольное, а не вынужденное. К сожалению, некоторые родители так боятся чужой реакции, что предпочитают не появляться на людях со своим особенным ребенком.

Выносить недовольство окружающих или желание отвергнуть такого ребенка и его родителя — очень тяжело. Неудивительно, что такие родители больше устают, чаще бывают напряжены и озлоблены. Все время ждать нападения со стороны и еще успевать управляться с особенным ребенком — этого даже самый крепкий и героический человек не выдерживает.

Да и самому ребенку, то есть тебе, непросто. Многие дети — и ты, вероятно — отлично чувствуют чужую враждебность, недовольство или осуждение. Хотя тебя и твоих родителей не за что осуждать. Вы не решали быть такими, не выбирали хромосомный набор. Но вы можете выбрать, как с этим жить, а каждый из нас может выбирать, как относиться к особенным людям, — выбирать меру своей человечности.

Знаешь, что я неоднократно наблюдала? Те, кто не стыдится своей особенности, кто принят своими родителями и самим собой, бывают такими интересными, обаятельными и харизматичными, что их быстро начинают любить все вокруг, забывая про их ограничения. Ты значительно больше, чем твои ограничения. Дай шанс увидеть это остальным.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>